serge_gorshkov


Сергей Горшков - о бизнесе в сфере ИТ

о семантической интеграции, программировании, управлении...


Previous Entry Share Next Entry
По базовым понятиям
serge_gorshkov
В самые «горячие» годы начала 90-х я учился в старших классах французской спецшколы. Путь от дома до школы пролегал мимо автовокзала, на который автобусы из пригородных поселков привозили тамошнюю молодежь. Знание французского языка в этих обстоятельствах никак мне не помогало, а вот понимание основных принципов разговора «по понятиям» было жизненно необходимо: без этого легко было лишиться всех материальных ценностей, и получить физические повреждения. Этот опыт поселил во мне твердую уверенность в том, что язык, как знаковая система, предельно субъективен, причем субъективен социально. Каждый дискурс, существующий в рамках определенной социальной группой, содержит свою «систему координат», которая радикально изменяет смысл (семантику) каждой лексической единицы. Как может интерпретировать словосочетание «фильтруй базар» воображаемый человек, не знакомый с гопническим дискурсом? Как приказание проверить документы у всех продавцов на рынке? Не зная смысла, догадываться бесполезно, ведь смысл здесь связан с «обычным» значением лексем только через цепочки метафор, расшифровать которые вряд ли удастся без посторонней помощи.

Дискурс определяет не только значение слов, но и мыслительные процессы. Внимательно читавшим Пелевина, объяснять это не нужно. Например, мы смотрим на крашеный кусок кожи с блестящей нашлепкой, и думаем, что это – «стильный клатч от Валентино». Сами слова, знаки, определяют те мысленные образы, которые возникают в нашем мозгу, «наводя морок», создавая устойчивое измененное состояние сознания, которое уводит нас в сторону от физической картины реальности – к ее социально преломленной картине. Переживание такой картины мира способно породить состояние, полностью подчиняющее все мыслительные и даже физиологические процессы человека – посмотрите, например, любой документальный фильм о лучших временах Северной Кореи (да и современное потребительское общество немногим лучше).

Важно не впасть и в другую крайность, посчитав, будто существует некая «абсолютная реальность», которую можно понять, изгнав из сознания все, что индуцировано в нем обществом и языком. Само понятие «объективности», как языковая единица в научном лексиконе, содержит в себе предположение, противоречащее его смыслу, поскольку подразумевает возможность воспринять то, что «объективно», при помощи органов чувств. Но эта опора на органы чувств сама по себе субъективна! Мы смотрим на мир через узкую смотровую щель нашего восприятия и сознания. Образ кирпича, возникающий в нашем мозгу, когда мы держим в руке кирпич – не является ни самим кирпичом, ни даже сколько-нибудь полной его моделью. Убежденность в существовании каких-то «объективных» вещей, их разграничении, о том, что они обладают определенными качествами – не более, чем грани нашего субъективного опыта. У бабочки, присевшей погреться на кирпич солнечным утром, будет о нем совсем другое мнение.

Все, о чем можно говорить с прагматической точки зрения – это о значении, которые принимают определенные лексические единицы в рамках того или иного дискурса. То есть, если я договорился с кем-то называть любой синий автомобиль словом «ывапр», это слово следует признать полноценной лексической единицей, имеющей и семантику, и прагматику. Количество людей, для которых эта лексема имеет общее толкование, никак не влияет на ее качество.

Легко понять, какое отношение все это имеет к построению онтологий. Каждый элемент онтологии – не что иное, как лексическая единица. Составлением онтологий человечество занималось с незапамятных времен, создавая иконограммы, и используя другие виды вербальных и невербальных знаковых систем. Есть знак, бессмысленный сам по себе; есть совокупность мыслимых признаков, по которым для обозначения тех или иных объектов может использоваться этот знак (интенсионал); и есть означаемое, конкретные объекты, составляющие множество значений знака - экстенсионал. Вся эта конструкция представляет собой социальное соглашение, принятое определенной группой для практического использования в определенном контексте. Хрестоматийная иллюстрация этого утверждения такова: для русского интенсионал "Победитель при Бородино" соответствует экстенсионалу "Кутузов", а для француза - экстенсионалу "Наполеон".

Термины, которые выбирает создатель онтологии для обозначения ее элементов, из соображений человекочитаемости (и только из них!) должны соответствовать тем знакам, которые приняты для обозначения соответствующих объектов, явлений или свойств в том контексте, где будет использоваться онтология. Никаких других оснований или критериев правильности, предпочтительности выбора того или иного термина – не существует.
Можно впасть в соблазн «объективизации» обозначений, подразумевающей неявную веру в то, что существует какая-то находящаяся вне человеческого разума связь между объектом и соответствующим ему знаком. Легко интуитивно поверить в существование некой лингвистической точки отсчета, которая дает возможность построить систему координат («базовых понятий»), относительно которой можно задать смыслы всех остальных знаков.
Избегать таких умственных заблуждений я предлагаю, фильтруя базар постоянно помня о прагматике (практическом назначении, применении) создаваемых терминов. Модель не избыточна, когда содержит только те определения, которые будут практически полезны, и правильна, если может быть корректно использована. Повторим вслед за Марксом: «Критерий истины есть практика». Изменится практика – другой станет и истина, в первую очередь - языковая.

 

  • 1
Жопа с онтологиями в том, что выбор правильного значения слова из допустимого множества завистит от контекста и смыслового поля, используемого автором.

Кстати, текст для блога слишом вязкий.

Да, в этом плане онтология ничем не отличается от обычного человеческого языка. Вредно думать при выборе терминов, что онтология - это нечто техническое, а значит, более "объективное", чем обычный словарь.


  • 1
?

Log in

No account? Create an account